Восстание машин

Кафе вдоль федеральных трасс буквально превратились в своего рода революционные клубы 1917-х годов.  В акциях протеста, которая вызвала система «Платон, приняли  участие большое количество водителей от Дагестана до Питера. На арене общественной жизни неожиданно возникла автомобильная тяга, которая впервые за долгое время заставила госструктуры работать по-настоящему быстро.
olig Власти быстро среагировали, встретились с активистами нескольких стихийных групп в Москве и пошли на уступки, в 10 раз снизив размер штрафов и отсрочив введение новых тарифов до 2016 года. Одновременно дорожная полиция на подступах к Москве стала останавливать фуры и запрещать им двигаться дальше под любыми мыслимыми предлогами. Госдума спешно взялась за закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании». Планируемые поправки предполагают, что проезд автоколонны по дорогам будет считаться демонстрацией, если автомобили оклеены «средствами наглядной агитации».
На настоящий момент противостояние дальнобойщиков законсервировалось: недовольные водители объединились в профсоюз и встали в Химках лагерем. Власти пока пошли на весьма скромные уступки: перенесли сроки старта «Платона» и снизили штрафы — но саму систему поборов менять не стали.
Как выяснил «Мир и Политика», в 2015 году забастовки дальнобойщиков стали случаться чаще и превратились в гораздо более мощную политическую силу, чем за последние 5 лет. Основная тактика дальнобойщиков: блокировка фурами либо центральных транспортных магистралей, либо экономически важных объектов, например, портов.
Политические требования выдвигаются дальнобойщиками гораздо реже, чем экономические. Как правило, это просто жест для привлечения внимания СМИ. Но все зависит от масштабов. В XX веке водители грузовиков два раза становились главной революционной силой. В 1983 десятки тысяч грузовиков парализовали инфраструктуру Чили, заставив диктатуру Аугусто Пиночета освободить 20 дальнобойщиков из тюрем.
В 1972 году забастовка дальнобойщиков в Чили длилась около 18 месяцев. Она была направлена против президента Сальвадора Альенде и не прекращалась вплоть до его смерти. По данным The New York Times, она финансировалась ЦРУ и стала одной и причин поражения Альенде.
В 2015 году только один протест дальнобойщиков повлиял на политический процесс. Это бразильская забастовка, в ходе которой водители перекрыли федеральные трассы и потребовали отставки президента страны Дилмы Руссефф. Протест не стал главной причиной общественного недовольства тяжелой экономической ситуацией, но стал важным фактором для консолидации оппозиционной деятельности в парламенте. В итоге в декабре Руссефф начал грозить реальный импичмент.

Восстание машин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *